Публикации воспитателей детских садов
О проекте

Курс: «Гендерное воспитание детей дошкольного возраста» Тема: Особенности воспитания мальчиков и девочек в крестьянских семьях

Терехова Марина Юрьевна Терехова Марина Юрьевна
DOC
31
0
Предпросмотр

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ


Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования города Москвы
«Московский городской педагогический университет»


Институт дополнительного образования



ВЫПУСКНАЯ РАБОТА


Курс: «Гендерное воспитание детей дошкольного возраста»


Тема: Особенности воспитания мальчиков и девочек в крестьянских семьях






Выполнил: Терехова М.Ю.
ГБОУ детский сад №133



Руководитель:





Москва 2013 г.
Огромное значение в воспитании, образовании и становлении любого человека имеет семья – самый важный и древний институт воспитания. На протяжении многих веков она имела огромную силу, у русских возводилась в культ. Дети воспринимались как основное богатство семьи, а материнство считалось главной ценностью женщины, смыслом и содержанием ее жизни. Семья, подобно другим социальным механизмам, не может существовать вне традиций, не следуя определенным образцам деятельности, которые воспроизводятся каждым новым поколением. Родительские отношения и образцы воспитания являются теми традициями, которые передаются из поколения в поколение и играют важную роль в воспитании ребенка и в том числе в появлении и становлении у него гендерной идентичности.
В крестьянской семье взаимоотношения детей и родителей строились на любви и ласке. Дети с раннего возраста видели появление искренних нравственных чувств, стремились подражать положительным примерам мужского и женского поведения и закрепляли нравственные чувства в своих поступках.
Русские народные традиции воспитания сохранялись в крестьянской семье вплоть до 1917 года. Они передавались устно из поколения в поколение, от старших к младшим и рассматривались как нечто незыблемое, вечное и обязательное. «Как жили деды да прадеды, так и нам велено»,- рассуждали русские люди.
За прошедшие годы Россия пережила ряд экономических и политических реформ, которые не могли не отразиться на семье и семейном воспитании.
Современный, быстро меняющийся динамичный мир диктует нам свои правила. Социальные изменения, происходящие в современном обществе, привели к разрушению традиционных стереотипов мужского и женского поведения. Демократизация отношений полов повлекла смешение половых ролей, феминизацию мужчин и омужествление женщин. Сейчас уже не считается из ряда вон выходящим курение и сквернословие представительниц прекрасного пола, многие из них стали занимать лидирующие положения среди мужчин, стираются границы между "женскими" и "мужскими" профессиями. Некоторые мужчины, в свою очередь, утрачивают способность играть правильную роль в браке, из "добытчиков" они постепенно превращаются в "потребителей", а все обязанности по воспитанию детей они перекладывают на женские плечи.
Общеизвестно, что присущая ребенку-дошкольнику способность к подражанию позволяет ему рано выбрать среди окружающих его взрослых определенный образец поведения. Сначала он имитирует некоторые внешние признаки поведения того человека, которого выбирает в качестве образца для подражания, затем происходит более глубокое «приравнивание» себя к личности человека-образца. При этом ребенок заимствует не только образцы некоторых действий и внешние отличительные признаки, но и такие сложные качества личности, как доброта, мягкость, отзывчивость или решительность, мужественность, стойкость.
Очень часто в иерархии семьи современного типа мать занимает главенствующую позицию, и как следствие − отсутствие стабильности в занимаемых гендерных позициях. Поэтому ребёнок часто не осознаёт роли, отведённой его полу. Подобная асимметрия в распределении половых ролей характерна для неполных семей, где чаще всего родителем является «мать-одиночка» или бабушка.
У мальчиков, воспитанных только матерью, наблюдается развитие «женских» черт характера: излишняя мягкость, феминизированность. Женщина для него выступает в роли авторитета, защитника, командира. В других случаях вследствие развития так называемой «компенсаторной мужественности» ребёнок, наоборот, становится чёрствым и жёстким.
Тесная эмоциональная близость мальчика с матерью в период дошкольного детства влияет на его отношения со сверстниками, порой осложняя их, а сильный материнский гнёт может стимулировать неправильное увлечение ребёнка.
Девочки легче адаптируются к разным ситуациям: они менее чувствительны, чем мальчики в этом возрасте и полностью копируют своих мам, бабушек, но при этом также не всегда знают, как вести себя и как строить отношения с представителями противоположного пола. Дочери разведённых родителей перенимают критическое отношение матери к ушедшему отцу и к мужскому полу вообще.
Неоднозначно и влияние отцов. Например, напряжённые, плохие отношения с отцами сильнее влияют на формирование половых девиаций у мальчиков и девочек, чем взаимоотношения с матерью. Слишком строгий и требовательный отец, которому ребёнок никак не может угодить, подрывает его самоуважение. Было установлено, что роль отцов в усвоении ребёнком половой роли может быть особо значимой — они в большей степени, чем матери приучают детей к соответствующим ролям, подкрепляя развитие женственности у дочерей и мужественности у сыновей. Если мужчина покинул семью до того, как его сыну исполнилось пять-шесть лет, то сын впоследствии часто оказывается более зависимым от своих ровесников и менее уверенным в себе, чем мальчик из полной семьи.
Очевидно, что для того, чтобы обеспечить полноценное развитие ребенка 3-4 в семье с учетом его гендерных особенностей, родители должны быть знающими, осведомленными в данном вопросе, т.е. компетентными. При этом компетентность родителей не может появиться в результате того, что они прослушают лекцию или их проконсультирует специалист. Компетентность родителей предполагает овладение ими культурологическими аспектами гендерного воспитания, которые включают широкий круг вопросов социального, психолого-педагогического и даже исторического плана. Так, например, родителям важно знать, как воспитывали девочек и мальчиков наши предки и что можно перенести из прошлого в настоящее.
В возрасте с 3 до 7 лет у детей формируется гендерная идентичность. Детям становится понятно, что гендер не меняется: мальчики становятся мужчинами, а девочки – женщинами и эта принадлежность к полу не изменится в зависимости от ситуации или личных желаний ребенка.
Казалось бы совсем недавно полоролевое воспитание детей в России осуществлялось легко и естественно. Девочки большую часть времени проводили с матерью, воспитанием мальчиков с 3 лет руководил отец. Дети постоянно видели своих родителей, общались с ними, и в результате у них формировались стереотипы поведения, характерные для мужчин и женщин.
Анализ литературы убедительно показывает, что в уникальной, вырабатываемой веками системе народного воспитания, гендерная компетентность родителей формировалась легко и естественно.
Результаты исследований научного центра «Психофизиология матери и ребенка» Санкт-Петербургского государственного университета свидетельствуют о том, что при рождении даже пуповину девочкам и мальчикам отрезали по-разному. Пуповину девочки обрезали ножницами над веретеном или на гребенке, что символизировало наделение ее качествами труженицы, хозяйки и рукодельницы. Пуповину мальчику обрезали ножом с использованием инструментов для обработки дерева, чтобы он в будущем оказался хорошим работником.
Интерес представляют и традиция заворачивания новорожденных девочек в рубаху отца, а мальчиков – в рубашку матери. Ученые считают, что это связано с программированием будущего ребенка. Люди мечтали о том, что когда их сын вырастит и жениться, то его жена воплотит в себе все то, что дорого ему в родной матери, а дочь в своем избраннике сможет увидеть черты отца. При этом очевидно, что в данной традиции был заложен глубокий смысл передачи гендерных ролей, которые по женской линии несли в себе терпимость, сдержанность, любовь и доброту, а по мужской – стойкость, мужество, ответственность и многое другое, о чем могли мечтать родители при рождении своего ребенка.
На ранних стадиях развития человеческого общества уход за детьми и их воспитание было делом всей родовой общины, поэтому на каждом члене общины лежала обязанность заботиться о детях, воспитывать и обучать их. Основные педагогические функции осуществляли, как правило, ближайшие родственники и наиболее авторитетные и уважаемые сородичи детей - старейшины. Дело воспитания совершалось параллельно с другими делами и занятиями и носило черты гендерной педагогики: мальчиков готовили преимущественно к мужским видам деятельности (учили охотиться, ловить рыбу, загонять добычу, изготавливать оружие и орудия труда), а девочек приучали к ведению домашнего хозяйства (приготовлению пищи, хранению огня, собиранию растений).
Родители в первую очередь заботились об удовлетворении биологических потребностей детей: кормлении, оберегании от опасностей и неблагоприятных условий внешней среды. Воспитательное воздействие было инстинктивным, и только в последствии стали формироваться элементарные педагогические воззрения, закреплявшиеся в образе жизни, слове, обычае.

Издавна повелось, что в крестьянской семье существовало строгое  разделение «мужских» и «женских» ролей.
Поскольку в народном понимании женщина –  это прежде всего мать, хранительница очага, в ее обязанности входило вести домашнее хозяйство, организовывать семейный уклад, воспитывать детей. Кроме того, на женщине лежали работы, связанные с обработкой льна и изготовление одежды для семьи; она должна была уметь прясть, ткать и шить. В традиционном обществе статус женщины-матери был очень высок.
Мужчина же всегда воспринимался как глава семьи, ее опора и основа. Главная «мужская» забота – обеспечить благосостояние семьи, представлять семью на сельских сходках; на мужских плечах была и самая тяжелая работа по дому и хозяйству.
В соответствии с этим формировались и основные задачи воспитания детей в семье.
Девочку нужно было прежде всего обучить тем видам работ, которые предстоит выполнять женщине, хозяйке дома, матери. Она должна была уметь прясть, ткать, шить, стряпать, няньчить детей и пр.
В будущем мальчик должен стать главой семьи, добытчиком, кормильцем, опорой отцу-матери.

Опыт народной педагогики свидетельствует о том, что даже в младенчестве воспитание детей осуществлялось с учетом их гендерных особенностей. Так, например, в колыбельных песнях, пестушках, потешках, играх, присутствует обращение не просто к маленькому ребенку, а к девочкам и мальчикам. В соответствии с тем, кому именно адресована потешка или пестушка, девочке или мальчику, прогнозируется их будущее. Труд девочек в будущем связан с жатвой, приготовлением еды, пошивом одежды, а мальчиков – с охотой и рыбной ловлей, рубкой леса, уходом за домашними животными и т.п.Все содержание фольклорных произведений было направлено на разделение жизненных перспектив мальчиков и девочек.
Мальчишкам пели:
Расти, казак,
Пригож, богат,
Силен, смышлен
Красой наделен!
Расти – веселый,
Расти – здоровый,
Расти – учен,
Будь богачем!


А девочкам пели:
Будь здорова, как вода,
Будь богата, как земля,
Будь красна, как весна,
Чтобы было тебе легко!
Мальчикам желали освоить обычные мужские специальности:
Спи, сыночек, спи, родной,
А как вырастешь большой –
Будешь лес рубить, будешь рыбку ловить,
И тетерку ловить, татку-мамку кормить…
Отцы в воспитании детей младенческого возраста принимали участие меньше чем матери, но начиная с 3 лет, они активно включались в воспитание ребенка. Так, например, в крестьянских семьях с 3-х лет дети принимали пищу за общим столом. Девочку брала к себе на колени мать, а мальчика – отец. И с этого момента вся ответственность за воспитание детей ложилась на плечи родителей: за девочек отвечали матери, а за сыновей – отцы.


Следует обратить внимание на то, как в семье дифференцировался труд девочек и мальчиков. Девочки привлекались к уходу за младшими детьми, уборке дома, мытью посуды. Они загоняли скотину во двор, пасли гусей и под руководством матери делали первые шаги по приобретению навыков в прядении, вышивании, шитье, ткачестве. Мальчиков привлекали в качестве помощников к жатве, сенокосу, боронованию, учили молотить, запрягать лошадь и управлять ею. Отцы раскрывали мальчикам секреты охоты, рыбалки.
Детей постепенно включали в трудовую деятельность семьи, с учетом физических и психических особенностей возраста и возможностей каждого. Учитывая общую «недозрелость», взрослые на первых порах старались придерживаться определенных педагогических правил:
Все в меру.
Это значило, прежде всего, что ребенка нельзя насильно заставлять трудиться или загружать непосильной для него работой, иначе он может «сорваться», сама работа будет ему в тягость, а стало быть, и в дальнейшем прока не будет от такого работника.
Каждой трудности - по разу.
Для того, чтобы процесс систематического обучения ребенка трудовым навыкам не был для него обыденным, скучным и монотонным занятием, надо было дать ребенку возможность попробовать себя в самых разных формах деятельности. Это не только делало сам процесс обучения ярким и интересным занятием, но и позволяло выявить индивидуальные склонности и способности.
Сформируй конечную цель.
Известно, что для успешного освоения того или иного навыка, нужно сформировать у человека определенную мотивацию. Крестьяне прекрасно знали, что возбудить интерес ребенка к работе, ненавязчиво включить его в процесс трудовой деятельности можно было, обрисовав ему конечный результат работы. К примеру, отец деловито обращался к сыну: «Давай лапти плести, а то зима придет, в чем ходить будешь?». Это не только приобщало ребенка к совместной деятельности, но и формировало у него сознание, что нельзя «захребетничать», все нужно заработать своим трудом («Что заработал, то и заслужил»). За особо трудную, «черную» работу отец мог пообещать купить сыну или дочери подарок – вещь, о которой ребенок давно мечтал. Ну, уж коли сказал свое слово, то обязательно должен был выполнить данное обещание, чтобы не утратить доверия ребенка и не сформировать у него представление о неблагодарном отношении к его труду.
Возбуди интерес.
Не секрет, что освоение любого трудового навыка требует от ребенка настойчивости, упорства и внимания, а именно этих качеств так недостает маленькому человеку. Для того, чтобы справиться с такими возрастными трудностями, родители старались внести в процесс обучения какой-то «интерес», включить в него тот или иной игровой момент – одним словом, сделать сам труд радостным занятием. Например, когда шел засев зерна, трудно было уследить и дважды не кинуть зерно в одно и то же место. Вот ребятишки должны были идти сзади за отцом и ставить вешки.  Согласитесь, достаточно  скучная для ребенка работа! Ни попрыгать тебе, ни побегать! Разумеется, крестьянин - отец  и понятия не имел об «основах организации труда»; о том, что монотонная, однообразная работа быстро вызывает утомление, преодолеть которое можно лишь временным переключением человека на другой вид деятельности. И все же он находил самое верное решение: он клал в посевное зерно репку – лакомство, любимое всей ребятней, - и время от времени бросал ее вместе с зерном. Найдет ее мальчуган, обрадуется и съест, и работа дальше идет уже в охотку, с азартом.
Не наказывай работой.
В традиционном крестьянском обществе строго придерживались мнения: никогда нельзя наказывать работой (например, за проступок сулить на завтрашний день прополку). Ребенок может начать бояться труда, а труд должен всегда приносить радость и удовлетворение.


От девочек и мальчиков дошкольного возраста требовалось строгое соблюдение норм морали: уважение к старшим, заботливое отношение к старикам и младшим детям, доброта, отзывчивость, вежливость и дисциплинированность, исполнительность и честность. Особенно значителен был статус женщины-матери. Её воспитательное воздействие признавалось настолько определяющим, что и положительные, и отрицательные результаты воспитания приписывались в первую очередь ей.
Процесс воспитания девочек находился в руках матерей, которые отвечали за их поведение. Отец в воспитании дочерей выступал больше как авторитет, на который ссылались матери. Всю ответственность за их воспитание мальчиков дошкольного возраста брал на себя отец и другие мужчины семьи: дедушка, дяди, старшие братья.
Интерес представляет и распределение ролей в крестьянской семье. Отцу отводилась главная роль в определении стратегии и тактики семейного воспитания, а мать наполняла ее конкретным содержанием и следила за ее реализацией, добиваясь результата. Мать играла с ребенком чаще всего по необходимости, чтобы в процессе ухода отвлечь, утешить или развлечь его. Отец и другие мужчины в семье специально организовывали игры, направленные или на физическое развитие ребенка или на развитие у него умственных способностей, сообразительности, смекалки.
Таким образом, очевидно, что при воспитании детей с 3-х до 4-х лет в крестьянской семье наблюдается четкое распределение обязанностей по воспитанию девочек -- матерями, а мальчиков – отцами. При этом на первый план выступает отец, который, как бы нес ответственность за передачу детям навыков социального поведения и привития им норм общественной жизни.
Анализ первоисточников и работ по этнопедагогике показывает, что в раннем и дошкольном детстве игры были основой всестороннего развития, как девочек, так и мальчиков. Все народные игры были проникнуты принципом справедливости, воздания по заслугам и заставляли девочек и мальчиков в равной степени подчиняться воле всех. Но при этом дети осознавали свою связь с коллективом – образовывалась привычка к безусловному подчинению общепринятым установленным порядкам, что является важным средством «социализации» ребенка, приучением его к соблюдению этических норм, правил общежития. Так, например, с помощью считалок определяли того, кто «водит», и тех, кто попадает в благоприятное для себя положение. При этом все остальные дети не огорчались, не обижались на своих товарищей и принимали сложившуюся ситуацию, как должную.
Повседневные игры мальчиков и девочек в не меньшей степени, чем серьезная помощь взрослым, формировании стереотипное распределение жизненных ролей. Мальчишечьи игры выковывали мужские эмоции и волевые качества – выносливость, упорство, умение постоять за себя и друга, стремление к победе, великодушие к побежденному.
Девичьи игры раннего возраста даже были более ориентированы на женский, материнский труд, нежели мальчишечьи – на мужской. Буквально только что родившейся девочке принято было дарить прялку, так что в 3 года многие малышки умели крутить волну. В 5-6 лет для девочки большую роль играли куклы – родители не опасались давать иголку таким маленьким детям. Одежда для кукол очень часто шилась девочками. Поскольку до 6-8 лет мальчики и девочки носили одинаковую одежду – рубашку, постольку шить рубашки девочки обучались очень рано, столь же рано, как мальчики – строгать, пилить, мастерить по хозяйству
В то же время, как показывают исследования Н. Я. Михайленко и Н. А. Коротковой традиции детской игры с правилами (к каковым относятся и подвижные игры) постепенно утрачивают свои позиции ведущего средства целостного воспитания дошкольников в силу исчезновения коллективного носителя игры – разновозрастной детской группы. Данный факт не может нас не беспокоить в связи с тем, что именно в подвижных играх проблемы единства духовного и телесного здоровья девочек и мальчиков решались и решаются в органическом единстве.
Практически у каждого народа, населявшего территорию России, были свои излюбленные виды подвижных игр. Народные игры были основным средством для приобщения детей к традиционным занятиям: охоте, рыболовству, собирательству, ведению домашнего хозяйства. По содержанию все народные игры были доступны и девочкам и мальчикам и создавали равные возможности для участия в них детей обоего пола.
Но не только в играх, но и в совместном труде со своими родителями воспитывались девочки и мальчики. При этом поощрения, похвала были естественными оценками детского труда.
Г. Е. Верещагин, занимаясь изучением народной педагогики удмуртов, в одной из своих работ по этому поводу писал так: «Находясь при работах и занятиях родителей с малолетства, дети их скоро и легко привыкали к. работе, а родители незаметно подбадривали их, поощряли добрым словом» (Верещагин Г. Е. Очерки воспитания детей у вотяков. СПб., 1886). В настоящее время, когда многие девочки и мальчики имеют низкую самооценку, страдают от застенчивости - этот опыт народной педагогики имеет особое значение. Становится очевидным, что с одной стороны труд девочки рядом с матерью, а мальчика – рядом с отцом, способствовал тому, что у детей просто и естественно формировалась гендерная идентичность. С другой стороны – заинтересованные в воспитании хорошего работника родители поощряли труд своего ребенка, заботясь одновременно и о его душевном покое.
Очевидно, что наивно было бы полагать, что народная педагогика поможет современным родителям решить проблемы воспитания детей с учетом их гендерных особенностей. Всему свое время и место. Но что мы должны признать, так это то, что в воспитании подрастающего поколения народ-воспитатель, народ-педагог шел в сторону равенства, демократизма и гуманизма.
До сих пор остаются актуальными слова К. Д. Ушинского, считавшего, что воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных на абстрактных идеях или заимствованных у другого народа.
Осознание того, что утрата многих прогрессивных народных традиций привела к духовному обнищанию общества, к разрыву связи времен и поколений, заставляет современных ученых и исследователей искать пути возрождения интереса к национальным, культурным традициям народов различных регионов страны на основе глубокого их изучения и приобщения к ним всех слоев населения. В книге «Воспитание ребенка в русских традициях» авторы пишут: «Многим из нас может показаться отжившей эта традиция отцовской авторитарности — мы не устаем твердить о «равноправии» мужчины и женщины в семье. Но давайте задумаемся, а всегда ли это хорошо? Сегодня некоторые психологи, отмечая факт ослабления отцовской власти в семье, придают ему значение подлинной социальной катастрофы. И недаром: ведь «семьей мир стоит». Мужчина вносит в жизнь семьи активный созидающий стимул, самой своей природой он призван определять семейное бытие, жестко задавать рамки «должного» и «нужного». Отсутствие всего этого неминуемо приводит к тому, что формируется «общество без отцов», «общество без власти», в котором пассивная вседозволенность сочетается с социальной анархией.
Вместе с тем, становится очевидным, что многое из опыта народной педагогики, к сожалению, остается за пределами знаний воспитателей и родителей, а потому не используется. Поэтому при взаимодействии воспитателей и специалистов с родителями, одной из актуальнейших задач является приобщение родителей к этому чистому, проверенному истоку, которым является народная педагогика.
В наши дни родительская семья по-прежнему остается важнейшим институтом социализации дошкольников, ей принадлежит ведущая роль в личностном развитии детей младшего дошкольного возраста, но, по мнению И. С. Кона, которое мы разделяем, уже «не обладает той самодовлеющей ролью, на которую она претендовала в предшествующую эпоху». Сказывается, как развитие системы общественного дошкольного воспитания, так и изменение структуры и функций самой семьи (ослабление традиционной роли отца, занятость женщин, сокращение количества детей в семье, преобладание нуклеарных семей и т.д.), а также нередкое желание родителей переложить ответственность за развитие личности собственного ребенка на плечи учреждений дошкольного воспитания.
Но роль семьи сохраняется. В семье ребенок душой и телом отдыхает от образовательного учреждения, где его личность тонет в массе других личностей. Сердечность семейных отношений, забота и ласка, внимание к индивидуальным особенностям личностного развития девочек и мальчиков дают им ту опору, которая на многие дальнейшие годы определит характерные особенности их личности.
В условиях традиционного семейного воспитания универсальными ключевыми фигурами воспитания детей с учетом их гендерных особенностей выступают родители. Потенциал семьи в формировании личности девочек и мальчиков дошкольного возраста безграничен. Именно родители, как эмоционально и духовно близкие девочкам и мальчикам люди, имеют непосредственную возможность развивать и укреплять личностные качества каждого ребенка, исходя из его индивидуальных особенностей. Они, как никто другой, лучше знают индивидуально типологические особенности раннего развития своей девочки или своего мальчика, основные симптомы их недомоганий, индивидуальные особенности ритма жизни, так как с момента рождения находятся рядом с ними, «сопровождая» их развитие.


Список литературы


  1. Абраменко В.В. Половая дифференциация и межличностные отношения в детской группе // Вопросы психологии 1987 N 5.

  2. Еремеева В.Д., Хризман Т.П. Мальчики и девочки – два разных мира, М. 1998 г.

  3. Кон И.С. Ребенок и общество М. 2003 г.

  4. Шелухина И.П. Мальчики и девочки: Дифференцированный подход к воспитанию детей старшего дошкольного возраста. -М.:ТЦ Сфера, 2006. –(Программа развития).

  5. Доронова Т.Н. Девочки и мальчики 3-4 лет в семье и детском саду, М. 2008 г.

  6. Соломенникова О.А. Роль семьи в гендерной социализациидетей дошкольного возраста// Детский сад от А до Я, № 1,2006.

  7. Баранникова Н.А. О мальчишках и девчонках, а также их родителях, ТЦ Сфера, 2012.